Эротические рассказы
Рассказы » Измена » Трахнул замужнюю

Трахнул замужнюю

День, когда мы провожали на пенсию ведущего инженера нашего отдела, был, наверное, самым счастливым днем в моей жизни. Римма Александровна начала пить мою кровь еще в те времена, когда я, будучи студентом, проходил заводскую преддипломную практику под ее началом. Продолжала она ее пить и тогда, когда я, отбыв годовой срок в армии, пришел работать на завод инженером в производственно-диспетчерское бюро. Старая кошелка постоянно заворачивала мои отчеты, вынуждая меня носиться по цехам, уточнять, доделывать. Вообще ее все терпеть не могли в заводоуправлении за принципиальность и педантизм. Но на прощальном банкете, конечно, звучали дифирамбы в ее честь, ну на то он и банкет, я тоже сказал пару ласковых насчет того, что Римма Александровна мой наставник, человек, который сделал из меня специалиста, ну и все такое прочее, подобающее моменту.

С уходом Риммы, впрочем, радостные вести не закончились. К большому моему удовольствию, на ее место взяли её, Женьку, с приходом которой на работу я, да и не только я, начал ходить как на праздник. Раньше я избегал лишний раз показываться в кабинете у старой грымзы Риммы. С приходом Женьки я, наоборот, искал повод, чтобы зайти к ней и перекинуться парой слов. Неизменно приветливая, улыбчивая девушка оживила наш коллектив. В нашем преимущественно мужском обществе совсем не обязательно было быть фотомоделью, чтобы стать центром внимания. А она была очень хороша собой. Высокая, стройная, с длинными рыжими волосами и трогательными веснушками. Длинные ноги, круглая, как орешек, спортивная попка и стоячая грудь. Всегда с приветливой улыбкой и смешинкой в серых глазах.

Сколько я ее не встречал, утром ли, когда мы пересекались с чайниками возле туалета, или вечером, когда мы торопились доделать дела и свалить домой, она всегда была на позитиве. Очень быстро мы с ней встали на короткую ногу. Теперь я заглядывал в ее кабинет не только по рабочим делам, но и так, под надуманным предлогом. В общем, что называется, начали общаться. Я записал ее телефон и, собравшись покурить, всегда ей писал СМС: «Я на балкон». «Балконом» мы называли лестничный пролет пожарного выхода на нашем этаже. Там мы курили и болтали. Я с удивлением узнал, что ей целых двадцать восемь лет! Ну не выглядела она на столько. Её можно было принять скорее за первокурсницу, чем за замужнюю женщину и молодую мать. Да, она была замужем, наша Женька, и для меня это, можно сказать, стало ударом. Не то чтобы я прям сильно расстроился, нет. Я просто стал ее воспринимать, как друга, с которым можно поболтать о том, о сем. Оказалось, что она живет со мной на одном районе и теперь я по утрам специально пропускал маршрутки, чтобы дождаться её и сесть вместе с ней. С работы мы тоже ездили вместе, если её не встречал муж. Муж ее тоже работал на нашем предприятии, но по другому графику, сутки через двое. Когда у него были выходные, он часто приезжал ее встречать с работы. Как-то я спросил Женьку:

— Он что, так за тебя переживает, что ли?

— Ревнует, — Просто ответила она.

Я тогда подумал, что она просто шутит и не стал развивать эту тему. Но однажды получилось так, что нам пришлось задержаться на работе на пару часов (была какая-то заморочка с месячным отчетом). И когда мы вместе вышли с проходных, налетел ее муж, как петух.

— Это кто? — И тыкнул пальцем в меня.

Я не стал ввязываться в спор и просто отошел в сторону. Разыгралась безобразная сцена, свидетелем которой стал не только я, но и другие служащие заводоуправления. Домой мы ехали в одном автобусе и я видел, стоя на задней площадке, как ее муж что-то сердито ей выговаривал злым свистящим шепотом. Она слушала его с некрасивым каменным лицом, которое так ей не шло. Утром она пришла с обычной улыбкой, как ни в чем не бывало, явно не желая комментировать вчерашнее. Ну и я, в свою очередь, не стал ни о чем спрашивать, все и так было понятно.

Тянулись трудовые будни. Прошел год, как Женька к нам устроилась. Я с кем-то встречался, расставался, шла обычная молодая жизнь. Я делился какими-то моментами с Женькой, она делилась чем-то со мной, но не делала она ничего такого, что дало бы мне повод надеяться на какие-то отношения с ней. Я совершенно не воспринимал её как сексуальный объект, как женщину, которую можно соблазнить. Она с таким восторгом рассказывала мне про сына, да и про мужа тоже, что я понимал — шансов нет, зачем тогда тратиться на бесплодные попытки? Мне просто нравилось с ней общаться и все, ничего более. Я, кстати, за этот год сделал несколько попыток неудачных встретиться с Женькой в нерабочее время. Ну так, давай, мол, пивка попьем после работы, еще что-то наподобие. Она всякий раз решительно отказывалась, ссылаясь то на то, что то сына надо забрать из садика, то муж ждет. Я после пары-тройки отказов просто перестал делать такие предложения, еще более утвердившись в мысли, что мне с ней ничего не светит.

Впрочем, было за этот год пару моментов... Однажды я к ней заглянул спросить бумаги. Она была в светлых полупрозрачных брючках, какие девушки летом любят носить. Женя присела на корточки над нижним ящиком и я уставился, естественно, на ее задницу, обтянутую этими брючками, под которыми очень явно проступали трусы. Получилось так, что Женька, оглянувшись, поймала мой взгляд. Слегка покраснев, она сунула мне пачку бумаги.

— Иди! — И вдруг шлепнула меня по заднице. И тогда я шлепнул её в ответ. Причём так, что пальцами попал ей между ног, на секунду ощутил ими её тёплую промежность. Опустив руки, я ждал грозы, но она лишь молча вытолкала меня из кабинета. Второй момент ещё интимнее. Женька была на больничном и позвонила мне, попросив собрать кое-какие справки и занести ей домой, она хотела поработать дома, чтобы не выйти с больничного к огромной куче дел, которые никто за неё делать не станет. Вот так, в морозный день я оказался в первый раз у неё в квартире.

— Проходи, — Сказала она, встретив меня, одетая в трико и водолазку. Я и до этого видел её в обтягивающей одежде, но у себя дома в таком одеянии она выглядела особенно сексуально. Не зная, куда девать глаза, стараясь не пялиться явно на её попку и длинные ноги, я прошёл в комнату. Примерно час мы провели в комнате за компьютером. Она работала, я уточнял, отвечая на её вопросы. Закончив, она откинулась на спинку стула и довольно потянулась. Изумленный, я наблюдал, как тонкая ткань плотно обтянула ее грудь так, что проступили соски. Спохватившись, она опустила руки и плохо скрывая смущение, спросила нарочито весело:

— Чай будешь или что покрепче?

Я хотел ответить про «покрепче», но тут у неё зазвонил телефон. Взглянув на экран, она изменилась в лице и начала меня выпроваживать.

— Ну всё, иди, быстрей, пожалуйста. — Я немного растерялся от такого поворота и замешкался. Неожиданно для меня она обняла меня и порывисто поцеловала в губы. Обалдев, я обнял её. Но она тут же отпрянула от меня, разорвав объятия и почти умоляюще сказала:

— Ну все, уходи.

Выходя с её двора, я увидел, как подъехала машина и из неё вышел её муж. Вот почему она так испугалась.

Вот так и шло время... С приходом Женьки и работа начала приносить удовольствие, бывает такое, да. Я даже не знаю, с чем можно сравнить мои чувства к ней. Наверное, это сродни чувству к красивой однокласснице, с которой сидишь за одной партой. Ни о чем таком не помышляешь, еще не повзрослел. Ну и за косички уже не дергаешь, вырос из этого. Вот так я к ней относился, к Женьке.

В эту жаркую июльскую пятницу я пришел на работу с дикого бодуна. Еще и опоздал. Как назло, навалилось куча работы. По приходу пришлось носиться по всему заводу, согласовывать и утрясать. Кое-как дотерпев до обеда, в одиннадцать я пришел в столовую и взял тарелку окрошки. Сумрачно прихлебывая свой похмельный обед, я и не заметил, как пришла Женька и подсела ко мне.

— Ты чего такой? Напился что ли вчера? — Она поерзала на стуле и принялась за макароны с котлетой. Я кивнул. Женька выглядела чересчур возбужденной даже для ее натуры.

— Ты чего такая радостная?

— Меня в отпуск отпустиииииили! — Пропела она, — В понедельник я не выхожуууу!

— Надо обмывать, — Я сказал это просто, чтобы поддержать разговор.

— А куда пойдем? Я сегодня пораньше, в час ухожу. Ты отпросишься?

Женькины слова явились для меня полной неожиданностью. Спустя почти два года эта девушка не прочь выпить со мной после работы! Теперь главное отпроситься.

— Попробую, — Проговорил я, — На набережную пойдём.

Отпроситься оказалось легче, чем я думал. Начальник отдела просто махнул рукой: «Иди!». И в пол-второго дня мы с Женькой сидели в летнем кафе на набережной. Я налегал на пиво, Женя пила осторожно. Но все равно, после пары бокалов она немножко окосела. Разговор наш, начатый, естественно, с рабочих тем, постепенно ушел в сторону отношений. Женька рассказала, что она старше мужа на четыре года, и что она переживает по этому поводу. На что я, конечно, говорил ей, что ей не о чем беспокоиться, что она очень красивая, сохранила фигуру и, наоборот, это муж должен волноваться как бы ее не увели. Мне было очень хорошо. Я потягивал пиво и любовался Женькой, которая сидела напротив. Она была в летнем платьице, очень легком. На свету ткань была почти прозрачной и при желании можно было рассмотреть очертания надетого на ней белья, которое вовсю просвечивало. Женька не замечала моих взглядов, как кажется, и продолжала болтать, рассказывая все новые подробности о своей жизни. Как плохо жить с родителями, что сын не дает покоя, муж ревнует ну и так далее. Тут вдруг кто-то заказал песню «Белый лебедь» и я пригласил ее на медленный танец. О чем я думал, кружась с ней и держа ее за талию? Когда она вдруг положила голову мне на плечо? Дальше все произошло очень быстро. Хотите верьте, хотите нет. Она посмотрела мне в глаза и я взял и поцеловал её. Когда она не отпрянула, не ударила меня, я начал целовать ее в губы. Жадно, в засос. Женька мне отвечала, не сопротивлялась.

— Оооо, — Непонятно, то ли осуждающе, то ли одобрительно отозвалась она, когда мои руки опустились с ее талии на попу. Так мы и танцевали, с моими руками на ее заднице, не обращая внимания на присутствующих. Прежде, чем доиграла песня, она сказала, глядя мне в глаза:

— Поехали к тебе.

Когда мы сели в маршрутку, там играла песня «Я за ним поднимусь в небо, я за ним упаду в пропасть... ». Женька, когда мы сели на заднее сиденье, все целовала меня и приговаривала:

— Ты моя страсть, я ничего не могу с собой поделать, это страсть. Как в этой песне — хоть в небо, хоть в пропасть.

Я был слегка оглушен этим свалившимся счастьем и поэтому просто молча слушал, обнимая ее. Когда мы вышли на нашей остановке, она достала телефон:

— Я маме позвоню, чтоб Даньку забрала из садика.

— А если муж позвонит, а тебя дома нет?

— Скажу, что я дома, мама подтвердит. Она всегда меня поддерживает.

Подошли к киоску на остановке. Все было уже настолько очевидно, что я спросил:

— Нам презервативы нужны?

— Нет, у меня спиралька стоит.

Купив коктейлей и сигарет, мы завалились ко мне. Едва зайдя в квартиру, мы начали целоваться. Я жадно щупал руками ее всю. Дорвавшись, я все никак не мог остановиться, мял её зад, гладил спину, забирался под платье. Женька расстегнула на мне рубашку и сняв, отшвырнула ее в сторону. Толкнув, она повалила меня на диван, склонилась надо мной. Припала губами к моим соскам. Сначала один приласкала, потом другой. Боже, я никак не мог поверить, что это происходит наяву. Вот ее руки подобрались к джинсам. Она расстегнула, стащила с меня штаны. Потом начала снимать трусы, а они уже цепляются... Цепляются за член. Трусы она стащила, член, выскользнув из-под резинки, хлопнул по животу. Женя взяла его в руку, немного подрочила. Я думал, что она возьмет его в рот, но она встала и начала раздеваться. Я с удовольствием наблюдал за ней. Женя стянула с себя платье, оставшись в одном белье, очень красивом, красного цвета. Явно наслаждаясь моим восхищенным взглядом, купаясь в нем, она спросила:

— Никто не придёт?

Я отрицательно помотал головой. Увидев стоящий на комоде музыкальный центр, она нажала кнопку и уже под музыку, пританцовывая длинными стройными ногами, избавилась от белья. Лёжа на спине, я любовался её телом. Там было на что поглядеть! Обалденные загорелые ноги, покрытые светлым пушком, неожиданно широкие бедра. Посреди маленького треугольника белой кожи, который остался незагорелым, чернела аккуратная полоска коротко стриженых волос. Улыбаясь, она повернулась, демонстрируя шикарную задницу. Повернулась опять лицом, закинула руки за голову, тряхнув рыжими волосами. У неё была ладная такая, крепкая грудь. Крупные соски торчат вверх и в разные стороны.

— Иди ко мне. — Прошептал я пересохшими губами. Едва она подошла, я сразу же повалил ее на диван, жадно припал к ее груди губами, левой рукой нашарил сокровенное место, ввел туда средний палец. Я начал целовать ей грудь, соски. Никак не мог оторваться от ее сисечек. Слишком они хороши. Бросил, поцеловал ждущий рот. Целуя ее в губы, я продолжал рукой наяривать в ней, там уже все было влажно.

— Возьми меня, — Прохрипела она.

Я лег на нее и попробовал сходу засадить ей, но от волнения не мог попасть. Тихонько засмеявшись, Женька направила меня своей рукой. К моему удивлению, у нее оказалась очень узенькая дырочка, слишком тесная для рожавшей женщины. Когда я вошел в нее, этот плотный обхват привел меня в восторг.

— Женечка, милая, у тебя такая узкая... Боже, Жень, как мне хорошо... Милая... Женек...

Я медленно двигался, не торопясь, глядя в ее глаза. Это неописуемый кайф медленно трахать девушку, глядя ей в глаза! Вдруг она уперлась руками мне в грудь. Я застыл в недоумении.

— Давай сзади, — Улыбаясь моему изумлению, она вывернулась из под меня и встала в коленно-локтевую, призывно оттопырив попку. Как только я, ухватившись руками за её роскошный зад, взял её в этом положении, опять же не без помощи её руки и сделал несколько фрикций, то я сразу понял, что вот вот взорвусь. Попробовал трахать её медленнее, но все равно подкатывало...

— Ты чего? — Почувствовав мою неуверенность, спросила она, оторвав голову от подушки и обернувшись на меня.

— Женечка, я больше не могу, сейчас кончу. Ты как?

— Ты не жди меня, я никогда на первом заходе не кончаю. Не терпи.

Послушавшись, я ускорился и почти сразу излился в нее. Женька вытянула ноги под моим весом и легла, вытянувшись на животе. Я лежал на ней, ласково целуя затылок, плечи. Накопленное во мне напряжение было так велико, что член и не думал опадать, ему хотелось еще. Уютно расположив его между половинками Женькиной попки, я начал ерзать, тереться им между ее ягодичками.

— Что ты делаешь? — спросила Женька, полуобернувшись.

— Трахаю тебя между булочек.

— Ложись на спину.

Я послушно развалился на диване. Женька начала меня целовать, потом опять начала ласкать соски. Я только стонал, никак не вмешиваясь в процесс. Наконец она уселась на меня верхом, ловко заправив в себя стоящий колом член, и начала упоительную скачку. Постанывая от удовольствия, она то опускалась на меня, целуя губы, касаясь твёрдыми сосками моей груди, то выпрямлялась, запрокидывая голову. Я положил было руки на подпрыгивающие сисечки, но она сняла одну и направила себе между ног. Поняв, что от меня требуется, я начал пальцами ласкать её киску. Спустя немного времени Женечка кончила, и, упав мне на грудь, вдруг расплакалась. Я не знал, что мне делать. Чужая жена лежит лежит на мне и плачет. Горячие слезы стекали мне на грудь. Я гладил Женьку по голове.

— Не знал, что ты так кончаешь, со слезами.

— Не обращай внимания. Ты как?

— Я почти.

Женя поднялась и начала на мне прыгать с удвоенной энергией. Глядя на рыжую красотку, которая изящно двигалась на мне, покручивая задом, я думал, что недолго мне осталось, хотя очень хотел продлить эти мгновения, уж больно уютная у неё норка оказалась. Женькины слезы еще не высохли у меня на груди, когда я во второй раз кончил в нее. Красота!

— Ты не считаешь меня блядью?

— Ну что ты, совсем нет. — Аж поперхнулся от такого вопроса.

Протягиваю руку и глажу ее по волосам.

— Ты очень хорошая.

Рука соскальзывает вниз и останавливается на груди.

— Какие они классные.

Улыбается.

— Прикури мне сигарету.

Лежим, курим. Прихлебываем прямо из банки коктейль. Женька говорит о том, что она вообще против измен, но измена укрепляет брак. Поэтому с мужем сейчас у них будет на порядок лучше секс после секса со мной.

Я молча киваю, соглашаясь с ней. Поддакиваю в ответ на ее бред. У меня одна мысль. Раз уж такое яблочко упало в руки, надо его съесть целиком. Трахать Женьку в третий раз конечно было бы приятно, но уже неинтересно. Вот как бы дать ей в рот? У меня всегда с этим была проблема — попросить девушку взять в рот. Да и очень хотелось увидеть, как она сосёт с таким миленьким личиком. От этих мыслей член мой расшевелился и привстал. В ответ на ее очередную бессмысленную тираду говорю:

— Да, Жень, все правильно говоришь. Но есть одна проблема...

— Какая?

Беру ее руку и кладу на член. Она ласково проводит по нему ладошкой.

— Это разве проблема? — Смеется, — Проблема, когда не стоит.

Наклоняется надо мной и начинает целовать в губы. Член так и держит в руке. Наконец выпускает его и перекидывает через меня ногу, сейчас на грудь перейдёт, думаю. И правда, опускается ниже, волосы приятно так щекочат шею и грудь. Целует соски... Любит она с ними играть. Не там ты целуешь, милая. А может, сейчас ниже опустится? Нет, опять лезет к губам. Эх, была не была! Кладу руки ей на плечи и нажимаю вниз! Смотрит мне в глаза с вопросом. Чуть киваю и сильнее нажимаю на плечи. Поняла. Заскользила вниз... Вот грудкой по члену, как хорошо, вот чувствую ее дыхание на нем. Вот он погружается во что-то влажное и горячее. Ох, как хорошо, засосала! Женька сосет у меня! Ммм, как приятно! Губки обжимают ствол, язычок играет с головкой. Ручкой помогает себе, двигает ею вместе со ртом. Приподнимаюсь на локтях, чтобы лучше видеть... Да, Женя, Женечка, ох как хорошо. Женя не такая уж умелая минетчица, но искреннее желание доставить удовольствие чувствуется, ох как чувствуется! Она то держит одну головку во рту, наяривая по ней языком, надрачивая ствол рукой, то вдруг берет так глубоко в рот, что зарывается носом в волосы на лобке. Кладу руку ей на затылок, забираю в горсть волосы и задаю темп. Женька что-то недовольно мычит. Ладно, отпускаю, Ее воля. Выпускает член изо рта, опускается ниже, сосет яйца. Потом опять в рот и с удвоенной энергией сосет. Вдруг вынимает изо рта и спрашивает:

— Давай рачком?

— Нет, Женечка, милая, продолжай, пожалуйста.

Делает зверское лицо, как будто собирается откусить член. Чувство юмора и сейчас ее не подводит. Еще минут пять сосет. Чужая жена берет в рот! Что ни говори, а что-то в этом есть, ребята. Я все думаю, как кончать. Потом решаю — раз молчит, кончать буду в рот. Правда, никак не подходит. Но пусть длится подольше, не каждый день так сосут. Женька вынимает изо рта и говорит:

— Почему ты не кончаешь? Я что-то не так делаю?

Кладу руку ей на голову, успокаиваю:

— Все так, Женечка, все так, вот давай, дааа...

Дело, конечно, не в Женьке, а во мне. Чертов алкоголь не дает кончить. Уже неудобно перед девушкой, минут двадцать, как она сосёт, не меньше.

— Я устала, шея болит уже, — в голосе слышится раздражение.

— Рукой тогда давай.

И тут она отвечает так, что хоть в учебники заноси для жен:

— Что это такое — рукой? Никакого удовольствия.

Браво, Женя! Продолжает сосать. Но, чувствую, так я не кончу.

— Жень, ложись на спину.

Ложится послушно, я забираюсь на нее. Недолго вожу головкой по соскам, потом кладу член между грудей. Двигаюсь. Хорошо, конечно, приятно, но сиськи мягкие, член не получает нужного охвата, чтобы кончить. Головка тыкается ей в подбородок, чуть наклоняю рукой ее голову вперед, подкладываю подушку. Теперь головка тычется прямо ей в губы. Нет, так неинтересно. Провожу яйцами по соскам, подношу ко рту. Женька послушно их сосет, берет по очереди в рот. Кайф!

— Ложись на бок.

— Что ты задумал?

— Я сам подвигаюсь, ты только посильнее губами сжимай.

Послушно ложится. Видно, что происходящее не доставляет ей удовольствия, но слушается! Пристраиваюсь к ее лицу. Не отказываю себе в удовольствии поводить головкой по щеке, носу, по губам. Потом вставляю в послушно раскрытые губки. Ах, Женя, Женька, Женечка... Двигаюсь не спеша.

— Посильнее губки, моя хорошая.

И тут звонит ее телефон, который лежит в изголовье. «Муж Леша» написано на экране. Это вызывает прилив возбуждения! Муж звонит жене, которую трахают в рот! Уже не контролируя себя, ускоряюсь. Женька что-то мычит, пытается отстраниться, но я, удерживая ее за голову, изливаюсь ей в рот. Только когда член обмяк у нее во рту, я пришел в себя и отпустил ее голову. Хотел шлепнуть ее членом по щеке, но она отпихнула меня и ушла в ванную.

Выйдя из ванной, она сразу начала одеваться.

— Я тебя провожу, — Сказал я.

— Как хочешь, — сухо ответила она.

— Дальше я одна, — сказала она за пару дворов от своего дома.

— Извини.

— Все нормально.

Я смотрел ей вслед, пока она не скрылась за углом своего дома. Потом взял пива, сел на лавочку и закурил, вспоминая, как все это было и до сих пор не веря в произошедшее.

Смеркалось.

https://xxxgun.ru/treason/2841-trahnul-zamuzhnjuju.html


29 439
В повседневности бывает так, что до этого самого момента, Вы пока могли не иметь представления, о наличии такого классного ресурса xxxgun.ru. Где размещают свое творчество и крик души любители эротических рассказов, в которых они описывают собственный опыт, либо собственные фантазии. И что ещё может так заинтересовать и увлечь, как интимные подробности сторонних людей, сюжеты развития событий, мелкие детали и вся интрига происходящего. Вы можете быть только читателем одним из армии фанатов эротической литературы, либо же, присоединиться к группе автором, поделиться своими фантазиями или рассказать о своём интимном опыте. В любом варианте, xxxgun.ru - это гавань, романтическая и манящая, из которой не хочется уходить.